Улица, Восточнaя Европa и бывший Советский Союз 1987-2003


Ты – аутсайдер, поэтому делаешь эти фотографии. Мы внутри этих событий и потому не способны наблюдать их со стороны. Мы слишком вовлечены в эти события.

Некоторое время назад Свеа Густавс, дизайнер и издатель из Амстердама, которая родилась в ГДР и имеет немецкое гражданство, произнесла эти магические слова, которые и привели к этой книге. Мы сидели рядом, открывали коробки с моими фотографиями и изучали мой архив, как изучают историки.

Больше двенадцати лет я путешествовал по странам Восточной Европы и бывшего Советского Союза, делая репортажи о различных событиях. Я снимал на камеру, стараясь понять то, что разворачивалось на моих глазах.

Сначала я отравился в Белград в 1987 году навестить своего друга. Я был студентом академии художеств, и большой мир манил меня. У меня был план объездить весь мир. В то время моим единственным опытом общения с Восточной Европой, была моя поездка в школьные годы в Берлин в 1983 году. Что я мог тогда знать? Я просто продолжил свои путешествия и был свидетелем самой истории. Как только прежде закрытые границы открылись, события и революции стали привлекать любопытных людей вроде меня. Я стал частью журналистского и фото сообщества, которое после каждой поездки строило новые планы. Для этого всегда находился повод. Работая с местными переводчиками и «фиксерами» (терпение – это большое досто- инство), много времени и усилий уходило на то, чтобы добраться до того или иного места и получить возможность наблюдать за людьми.

Однажды я услышал мудрые слова знаменитого виолончелиста о том, что во время выступления не должно ощущаться, как много вы репетировали. Самый трудный музыкальный отрывок должен звучать так легко, как будто нет ничего проще. Я всегда об этом помнил, когда приходилось снимать в труд- ных обстоятельствах. Моё жизненное кредо: «будь наблюдателем, задавай вопросы, принимай ситуацию, как есть, не вмешивайся, а смотри, слушай и реагируй».

В это время революция происходила и в СМИ. В моей профессии цифровая аппаратура и интернет изменили все. Ремесло профессионального фотографа перестало быть эксклюзивным. Любой может фотографировать и публиковать фотографии в интернете. Это здорово. Фотожурналисты всегда в авангарде. Мы идем впереди. Мы были среди первых, кто создавал вебсайты и, пользуясь но-выми средствами, мы распространяли свои материалы по всему миру. Но тут оказался и подвох – когда у печатных изданий дела стали плохи из-за сокращения прибыли от рекламы, бюджетные сокращения, в первую очередь, коснулись фотожурналистов.

Даже в начале 90-х, когда я публиковал сотни фотографий в год, было сложно прожить на этот заработок. Сегодня это вообще не возможно. Газеты и журналы почти не публикуют материалы требующие длительное фотoжурналиское наблюдение. Фотожурналисты, такие как я, востребованы в мире ис- кусства и поддерживаются частными фондами.

Я получал гранты, и это дало мне возможность продолжить работу какое-то время, затем я решил работать по другим направлениям. Я стал работать в нежурналистских фото проектах, делаю документальные фильмы и работаю преподавателем в академии искусств.

Все в этой книге – история, десять лет назад я сделал последние фотографии в России. Я долгое время раздумывал, какова же будет польза от подобной книги. В течение трех лет мы презентовали наброски этой книги на книжной ярмарке в Лейпциге и отслеживали реакцию людей. Именно там мы поняли, кто будет нашими читателями. Эта книга для тех людей, о ком она, для тех, кто сам пережил эти события или их родители и друзья. У этих людей разные истории и мнения. А я? Я был и остаюсь аутсайдером, я был там и наблюдал.

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.